Выпуск №1

16.10.2018, дети  

"Диалог"  читать >>> 

Выпуск №2

23.10.18, взрослые 

"Можете прямо сказать? Что мне делать?" 

читать >>> 

Выпуск №3

16.11.18, дети и родители

"Еврейский психолог" 

читать >>> 

Выпуск №4

02.12.18, взрослые

"Выйти и прийти в себя"

читать >>> 

Выпуск №5

17.01.19, дети

"(ПР)ИЗНАНКА ПСИХОТЕРАПЕВТА"

читать >>> 

Изнанка психотерапии

Статьи-выдержки из реальных психотерапевтических сессий

с авторскими профессиональными и художественными комментариями.

Проект позволяет узнать работу психотерапевта изнутри, получить опыт сопереживания героям историй и открыть в себе множество ресурсов.

Выпуски расположены от самого позднего к самому раннему. 

Приятного Вам прочтения!

____________________

ВЫПУСК №6, 28.02.2019
«ПФФ», «ВЖЖЖЖ» и «МАМИ НЕ»...

     дети и родители      


Привели ко мне полгода назад малыша 3х лет на комплексную диагностику. Родители с тревогой в сердце и наперебой сообщают "Ребёнок не говорит, сделайте что-нибудь!". Он первый и единственный малыш в семье, долгожданный и очень любимый. 
Мама малыша смотрит на него взглядом полным любви. Красивая молодая женщина с печальными глазами и усталостью на лице.
Смотрю на папу. 
Серьёзный мужчина сидит скрестив руки на груди и бросает взгляд на ребёнка, на супругу, на меня и так по кругу. Он насуплен и периодически звучно выдыхает с такой силой, что пустой протокол диагностики на столе приподнимается и скользит. 
Иногда диагностика начинается с просмотра опросных листов и беседы по ним. Периодически я даю их заполнять в кабинете, но чаще высылаю на электронную почту. В этом случае тоже высылала опросные листы на электронку, попросила заполнить и распечатанные принести с собой... 
Опросного листа с собой нет ни у мамы, ни у папы… 
Внутри меня натягивается струна. Мне знакомы эти истории, обычно диагностика в таких случаях обещает быть долгой и мучительной для обеих сторон. Ладно, расправляю плечи, начинаю задавать самые необходимые вопросы по анамнезу. 

Как я и ожидала, на мои вопросы родители почти все время отвечают "не помню" или "не знаю" или "нам бы не хотелось об этом говорить". Такое иногда бывает. Я понимаю родителей. В каждой семье свои истории. Родители неговорящих малышей часто очень переживают и считают какие-то свои действия причиной отсутствия речи. После каждого моего вопроса мама ребёнка разводила руками и снова складывала их одну на другую на стол, пожимая плечами. Папа малыша оставался в том же положении и после каждого моего вопроса выдавал только новую порцию горячего «Пфф» в сторону стола. 
- Чтож, - говорю я – попробуем пообщаться с вашим малышом. Уверена, в игре он сможет многое показать и рассказать. Сначала мы просто поиграем и попробуем пообщаться без слов, а потом уже перейдём за маленький столик и продолжим в более привычном для взрослых диагностическом формате. Постарайтесь сейчас быть просто наблюдателями, без комментариев и вмешательства в процесс. Хорошо?
- Хорошо – говорит мама. Папа всё так же выдаёт лишь «Пффф» 
Я встаю из-за стола и мальчик молниеносно залезает под стол. Я беру машинку и с расстояния больше метра «еду» к нему издавая классический мультяшный «вжжжжжж». Ребёнок улыбается и прячет лицо в ладошках. Я отъезжаю и повторяю своё действие на этот раз подъезжая ближе и касаясь бампером его ножки. Мальчик отдёргивает ножку и снова прячет лицо в ручках. Я решаюсь совершить третий заезд, машинка разгоняется и заезжает под стол. 
Мальчик собирается под столом в комочек и напоминает сейчас маленького котенка у которого только ушки торчком и глазки блестят. 

Проходят долгие 10 секунд и...
Машинка выкатывается из-под стола, затем высовывается маленькая детская ручка, плечо, голова… я тоже встаю на четвереньки и медленно двигаюсь к столу. Наконец, наши взгляды пересеклись. Маленькая ручка осторожно подталкивает ко мне машинку. Так мы и «познакомились». 
Теперь он садится и подползает на попе к полке с игрушками, я повторяю за ним. Он улыбается и теперь глядя мне в глаза снимает с полки и одну за другой показывает игрушки. Самое интересное - большой барабан. Он стаскивает его с полки и стучит им по полу. Я прошу жестом игрушку, мальчик передаёт мне её в руки и я начинаю на этом барабане играть… 
- Ааааа – говорит мальчик и протягивает руку к барабану. 
- Даааай – говорю я. 
- Аааааииии – повторяет мальчик и уже хочет взять игрушку... Вот, сейчас я собираюсь выпустить барабан из рук чтобы он его взял, как впервые за всю диагностику я слышу громкий голос папы мальчика: 
- Это что? Это диагностика?! Вот это вот? Я не намерен смотреть как Вы тут играете и развлекаетесь. Черти что!!! - мальчик резко оборачивается на голос отца. Маленькие ручки подтягивают и прижимают барабан.
- Подождите две минуты! Мы пока ещё налаживаем контакт, это очень важная часть процесса. – говорю я продолжая играть с мальчиком, то прячась за взятым с полки бубном, то снова появляясь из-за него. Внимание мальчика снова на мне. Теперь мы уже по очереди бьём по барабану и по бубну ладонями, то он, то я. То по одному предмету,то по другому. Малыш понял инструкцию и выполняет её. 
- Бери. – говорю я ему, постукиваю по барабану и сама беру в руки бубен. – Вставай. – продолжаю, поднимаясь сама и поддерживая его за локоток, ведь барабан хоть и легкий, но почти в половину роста малыша! – Идём – и я делаю шаг к столу, где уже лежат заготовленные картинки и игрушки для диагностики уровня речевого развития. Малышу с огромным барабаном в руках встать сложно, а уж сделать шаг с такой ношей – крайне сложная задача… Он мнётся с ноги на ногу, я поддерживаю его за локоть, он нерешительно поднимает ножку и в ту же секунду абсолютно неожиданно для нас обоих папа ребёнка берёт его на руки, барабан с грохотом падает на пол. 

Папа сажает мальчика за стол, придвигает вплотную и говорит на полную громкость над ухом малыша: 
- Это он должен нам показать, там где открыто?! – спрашивает он с абсолютным безразличием к моему ответу. И тут же продолжает - Сейчас ты нам покажешь картинки… Где вот кошка? 
Маленький человечек не хочет показывать картинки. Его оторвали от интересной игры. Он сначала выкручивается и пытается вылезти из-за стола, а потом просто нахохливается как воробушек и, конечно, ничего не показывает. Мама малыша делает вид, что нашла что-то очень интересное в своём маникюре. Плечи её приподнялись, а шея втянулась. Мне кажется, если бы она могла двигать ушами, то закрылась бы ими как закрывался слонёнок Дамбо в одноименном мультфильме. А папа всё продолжает приставать к ребенку...
- Корова где? Где корова? Ну? Давай, покажи корову...Нет, ну это просто невозможно...А ты что там сидишь? Иди, помогай. – обращается он к супруге. 

"Ты специалист, так бывает. Это нормально. В этой семье так." - как мантру повторяю я самой себе. Выдох... Отмечаю про себя поведение и мамы, и папы, беру бланк с большого стола и присаживаюсь с другого края детского столика, сбоку от ребёнка. Сюда же подходит и присаживается на корточки мама, она показывает пальцем на картинку, смотрит на сына и спрашивает… 
- Солнышко… покажи собаку. Где тут «ав-ав»? – Она ждет ответа от сына, гладит его по голове. Малыш ещё больше начинает капризничать и вертеться. Женщина повернулась ко мне и смотрит на меня пронзительно виноватым взглядом. Несколько секунд тишины...
Папа мальчика сказал «Ну чёрти-что…Пффф» и ушёл на улицу покурить. 
Если я скажу что сильно огорчилась этому его действу, значит, совру. Иногда бывает сложнее найти общий язык со взрослым клиентом речевой профессии (он ведущий тренингов), чем с безречевым малышом трёх лет… 
- Вы уверены, что таким образом можно добиться от ребёнка слова? Мне кажется, если бы это сработало – вряд ли бы Вы записались и пришли на диагностику. – говорю я абсолютно спокойно глядя в эти чистые и полные смешанных чувств глаза. – Вы уже пробовали многое, разное…Я знаю, что Вы большая молодец. Но сейчас здесь ему самому нужно со мной пообщаться и картинки с коровой и собакой здесь совсем для других целей лежат. 

В моей профессии очень важно понимать границы ответственности – своей и клиента. В частности, ответственность за качество диагностики лежит на обеих сторонах.

Все родители хотят чтобы их детки были счастливы и здоровы, чтобы работал с их ребёнком самый лучший специалист. Почти все хотят волшебную таблетку или волшебную палочку, которая молниеносно заставит малыша заговорить, ходить, проситься ночью в туалет или научиться любому другому новому навыку. И я согласна, мир был бы намного проще и, возможно, в чём-то лучше, будь у нас такие методы. 
И, если честно, один поистинне волшебный метод всё-таки существует. Правда, как и многие другие, он является энергозатратным. Но достаточно начать лишь для того чтобы помочь своему чаду. Этот метод – работа родителя над собой. Упорная, иногда долгая и сложная. Заменить занятиями любовь и веру в ребёнка мамы и папы невозможно.
________ 
Спустя полгода… 
- А поздороваться? – ловит папа за капюшон мальчика в коридоре. – Привет, Рая! – говорит он и пожимает мне руку. 
- Пиве…- говорит укутанный в комбинезон мальчик. 
- Мы это.. дома в машинки играли, дорожку слепили… что там ещё… а, это гимнастика меня с ним не получилась. - говорит папа распаковывая маленького человечка. 
- Я мами де… Папи не – говорит мне малыш 
- Ну что ж Вы, «папи не»? – спрашиваю я. 
- Виноват – говорит папа малыша и заливается краской. - Научусь обязательно эти ваши трубочки с чашечками сворачивать. 
- Ди! - говорит мальчик и толкает папу в коридор...
- Хорошо вам позаниматься - говорит папа.

                                            

ВЫПУСК №5, 17.01.2019

"(ПР)ИЗНАНКА ПСИХОТЕРАПЕВТА"

чистосердечно о своей работе из первых рук...
 

Обычно в этой рубрике вы видите зарисовку кульминации или окончания реальной сессии.

Но сегодня будет иначе. 

   Я сижу за своим рабочим столом, передо мной мой ноутбук, слева стакан воды, справа компьютерная мышь. Игрушки и игры с полок кабинета, кажется, смотрят мне в затылок или заглядывают через плечо, вдруг, кто-то из них сегодня будет героем рубрики? Извините, дорогие, вы сегодня в пролёте.
   Хочется изложить мысли максимально просто, но почему-то на языке вертятся всякие премудрые слова, возможно, оттого что через два часа я буду уже на какой-нибудь лекции.
   Когда у меня спрашивают, что самое главное в моей работе - я отвечаю, что главное - развилка с камнем указательным. Только в отличие от стандартного сказочного пути психотерапевт в своей работе проходит каждую из этих дорожек и если сумеет, то спустя годы практики он отрастит себе крылья и научится парить и видеть совершенно ясно каждую из дорожек.

   ЗНАНИЯ И УМЕНИЯ.
   Кто направо пойдёт - тот знания обретёт... 
   Понятное дело, работать без знаний - это работать без головы, от такой работы, в лучшем случае, толку никакого, в худшем - можно навредить и клиенту, и самому себе. К знаниям я отношу как информацию, так и практические навыки, владение конкретными техниками. Так что, знания - это базовая необходимость. 
   Знания - это копилка, которую приходится регулярно пополнять. Это требует огромных интеллектуальных, финансовых и, подчас, физических затрат. И, если честно, даже когда учёба в радость просто от объёмов информации, от сумасшедшего ритма без выходных (пусть и временного), от беготни между домом,
кабинетом и институтом я устаю и истощаюсь. В такие моменты меня лично даже спорт мало спасает. А вот медитация, флоатинг, посещение картинной галереи и всё что носит созерцательный характер позволяют вернуть(ся), где "ся" в своём первоначальном значении. Это возвращает меня себе самой от работы. Когда накапливается достаточное количество ресурсов и профессиональных вопросов я снова иду учиться, проходить стажировки, участвовать в конкурсах, конференциях и семинарах, обучаю специалистов сама. С годами учиться становится всё сложнее и дело здесь в том, что приходя на лекцию или семинар я часто получаю только 50% новой информации, а чаще и того меньше.

   Когда багаж знаний достаточно велик кажется, что вопросов должно становиться меньше, но с каждым новым клиентом их всё больше и больше. Именно поэтому важно находить хрупкий баланс между практикой и обучением и искать то, что вдохновит, удовлетворит интерес и будет продвигающим...
   Когда я в ресурсе - у меня крылья за спиной и мы в кабинете творим и вытворяем всевозможное волшебство. 
   Но возможно ли знать всё?

Признание №1. 
Я знаю только то, что я знаю...

   Когда ко мне приходят после посещения множества специалистов с просьбой разобраться и, наконец, "объясните что не так с ребёнком" иногда случается, что я затрудняюсь дать однозначный ответ. Мои знания и компетенции имеют границы.
   Одно из самых важных знаний, которое пришло ко мне с годами практики - это знать границы собственных профессиональных компетенций.

   И, б-же, упаси меня от первокурсного максималистского желания знать всё.

   ОСОЗНАННОСТЬ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ и прочие -нности
   Кто налево пойдет - тот осознанность обретёт.
   Осознанность приходит только с опытом и в результате глубокой личной проработки. Это то, чему можно и важно научиться. Будучи осознанной в профессии и своей личной жизни я отношусь со всей ответственностью к каждому клиентскому случаю, принимаю и учитываю его особенности, поднимая на максимальную высоту планку искренности в наших терапевтических отношениях.
   Но можно ли полностью разделить личное и профессиональное?


Признание №2. 
Мне бывает тяжело работать.

Например, в ноябре 2017 года из жизни ушёл мой близкий друг. Мои личные переживания полностью блокировали возможность работать с травмами утраты и темой смерти вообще, даже по истечении года. Как назло, именно в этот год ко мне обратилось сразу несколько клиентов с таким запросом. К личным переживаниям добавились еще и "профессиональные".

Я испытывала какую-то абсолютно иррациональную тупую вину и стыд перед клиентами и коллегами, отказываясь от работы и связывая их между собой. 
Было пройдено много часов личной психотерапии прежде чем я вновь смогла работать с темой смерти. 
Прошло время и мои личные переживания (личная жизнь в целом) снова соблюдают адекватные границы и дистанцию с профессиональным миром. Но как эти границы ни укрепляй, психотерапевт работает, пусть и профессионально, но личными отношениями. 


   ВЕРА
   Кто прямо пойдёт - тот ВЕРный путь держит.
   Вера...без надежды, но с безусловной любовью к своему делу. 
   Для меня вера в трезубце - это средний зубец, выходящий из рукояти. Это маршрут "кто прямо пойдет-тот смерть свою найдет" из трёх дорог на указательном камне, самый толстый и хвостатый из трёх китов на которых, возможно, держится мир...
   Подождите рисовать в своём воображении стену Плача или церковные свечи с шаманскими бубнами. Они, кстати, тоже играют свою роль, но сейчас о другом.
Вера в моей профессии - это огромный ресурс.
   Я искренне верю в будущее каждой из моих профессий. Уверена, что застану то время когда логопеды, нейропсихологи и психотерапевты будут объединены в какую-то мультидисциплинарную новую профессию, по крайней мере, в рамках работы с детьми и подростками.
Я верю в своих "сумасшедших" коллег, которые уже стоят на этом пути. Верю в их профессионализм, в то что им хватит ресурсов удержаться на такой высоте, потому что, насколько это огромное счастье, настолько же это и тяжёлый труд.
   Я верю в себя, свои силы и знания, даже в то что я просто вовремя приеду на консультацию, ведь в жизни происходит всякое. Верю в то что ещё многому смогу научиться, удивиться и во многое влюбиться в своей работе.
Верю в своё тело. В свои руки когда качаю на палсинге богатырского телосложения клиента, в своё колено когда ползаю пятую по счёту за день нейропрокатку, в свой слух когда нужно поставить идеальный звук [Ш] будущей телеведущей...
  И, конечно, я безусловно верю в каждого своего клиента - в его ресурсы, его словам, в наше с ним взаимодействие как на конкретно взятой сессии, так и на протяжении всей нашей работы. Я верю в успехи своих клиентов и верю в то, что возможностей у каждого очень много.
Разве могла бы существовать психотерапия, нейропсихология или логопедия без веры? Ведь все они про целостность и исцеление.

   Признание №3
Я живу в мире чудес.

В моём профессиональном мире дети и взрослые с тяжелыми нарушениями, профессионально или самостоятельно выставленными приговорами, начинающимися со слов "никогда не..." начинают! Ходить, говорить, есть, плакать, любить, беременеть, рожать, двигать, читать, общаться, дышать и практически заново жить. 
В моей жизни было тоже много вынесенных самой собой "никогда не..." Мой мир стал намного прекраснее без этой фразы.

___
   А ещё... я очень верю, что однажды я буду сидеть на кухне,

расписывать пряники и рассказывать правнукам сказки о том что в стародавние времена

водился на планете у каждого человека страшный монстр под названием "Никогдане" и каждый человек

смог его победить. Что именно поэтому теперь я сижу на кухне

и спокойно расписываю пряники, зная что

моя профессиональная помощь осталась

нечтом волшебным, сказочным и прошлым.

 

                                            

ВЫПУСК №4, 02.12.2018
"ВЫЙТИ И ПРИЙТИ В СЕБЯ", взрослые

                                            

   Взрослый и успешный мужчина 36ти лет. Мы работаем менее полугода, но прошли уже две значимые для него темы. Каждая наша встреча - настоящий баттл. Всегда потрясающе интересный, глубокий и держащий в тонусе с первой и до последней минуты.
   Сейчас он сидит на стуле, закидывает ногу на ногу и активно жестикулирует.
- Это невыносимо. Иногда я бешусь так, что это переходит все границы. - Он делает сметающее движение рукой и происходит абсолютно комично-киношная ситуация: со стола на пол летит полупустой стакан воды. - Да, именно так это происходит! Я выхожу из себя, а потом точно как с этим стаканом. (Он поднимает стакан с остатками воды и резким движением ставит его на стол, оставшаяся вода выплёскивается каплями) Я уставший и фиг потом соберёшься. - он пытается собрать салфеткой капли со стола, но стол деревянный и ребристый. Капли попросту размазываются и впитываются в дерево. - Чёрт! Чёрт!! 
Он замолчал и теперь опирается локтем на стол, а кулаком подпирает подбородок так, будто пытается напрочь перекрыть себе возможность говорить и дышать. 
- А ведь я мог разбить его, будь он стеклянным. - говорит он не убирая кулак от собственного лица, что делает его речь смазанной и зажатой. Глаза его устремлены на капли и изрядно помятый пластиковый стаканчик. Сейчас он вышел и из себя, и из кабинета. Лицо его постепенно краснеет, а дыхание становится всё более сдавленным. В воздухе натянутая пауза. Отпусти в этом кабинете сейчас любой предмет и тот точно повиснет в сгустившейся плотности воздуха. Сейчас мне важно и её, и паузу выдержать и дождаться момента когда меня снова смогут услышать. 
- Вы здесь? - спрашиваю я когда мы пересеклись взглядом.
- Да - выдыхает он через кулак и убирает, наконец, его от носа и губ. На лице остаётся тонкая тень от него. - Всё, вроде, вернулся. Фух.
- Хорошо. - и хочется продолжить "только я Вам не верю". Но по умолчанию я верю всему что говорит клиент. Верит ли он сам? - Это ведь Вы вышли из себя. Разве Вас кто-то ходил и метлой выгонял?
- Вернуться как?! Это тут я вышел и пришёл! А дома я ору на жену и получаю в ответ кислую мину!!! А если с утра такая хрень, то на работе я ни на что не способен! Что делать-то?! Конкретно можете сказать?!?! По пунктам!!! Что мне делать?! - ох как много эмоций. Вернулся в себя называется. Его крик действительно сотряс гипсокартоные конструкции кабинета. Мощь. Это ж если он из себя физического вышел, так там оборона такая, что зайти обратно хлеще чем на двутысячник в дождь и ветер. Лицо его стало красным(-)прекрасным. "Спокойствие, только спокойствие" - завещал нам Карлсон. В этом случае - "Смирение и только усмирение" - Извините. На Вас орать я не собирался...блин, самому от себя тошно.
- Хотите конкретную инструкцию на примере вот этого повышения тона? Пожалуйста. Подключите хоть какие-то волевые усилия. Энергии-то много. Направьте её на свои нужды.
- То есть прям в порядке бреда представить что я могу усилием воли открыть в себе какую-то условную дверь и войти?
- Вы имеете полное право сомневаться. Тошно от самого себя-прекратите себя есть. Вы же относитесь с уважением к собственному телу ведя ЗОЖ. Так почему такое отвращение к своим чувствам и эмоциям. В любом случае, попробуйте отнестись к себе с уважением.
- Может, мне ещё и постучаться и разрешения спросить, можно ли зайти?! "Я Вам тут не помешаю?" - ухмылка недоверия на удивление быстро сменяется на лице задумчивостью.
- Очень мудрая идея, между прочим. - говорю я.
   Он замолкает, постукивая несколько раз кулаком, а затем перебирая пальцами по деревянному столу. Взгляд его обращён куда-то вглубь себя. Осанка оплыла. Плечи опущены, а вторая рука лежащая на колене стала мягкой и приняла самую простую и естественную чуть скруглённую форму. Дыхание его выравнивается, он снимает одну ногу с другой, облокачивается на спинку стула. Перестаёт стучать по столу, закрывает глаза, устало трёт переносицу и долго протяжно выдыхает. Руки складываются в замок на животе, он открывает глаза и они какие-то совершенно другие. Мне хочется бегать по кабинету с криком "Да! Ура! Сработало!" 
   Он недавно впервые постучался в себя и ему, наконец, открыли.

 

                                           
ВЫПУСК №3, 16.11.2018 
"ЕВРЕЙСКИЙ ПСИХОЛОГ...", родители и дети.

                                                     

   За консультациями обращаются разные клиенты, всегда на первой из них бывает множество вопросов обо мне, хотя большинство информации и указано на этом сайте. 
   Некоторые из вопросов застают врасплох... 
   В прошлом месяце я проводила диагностику мальчика 8ми лет. Ко мне обратились как к детскому психотерапевту. Поскольку тема была достаточно сложной, а диагностика выдалась очень обширной и глубокой после диагностики (на время итогового диалога с мамой) ребёнок был отправлен со стаканчиком чая в зону ожидания. 
   Я рассказала маме причины странного и непривычного для её ребёнка поведения. Женщина всё слушала, задавала вопросы, отвечала на мои и вот, уже оговорён сеттинг... казалось бы, сейчас мы попрощаемся.
- У меня ещё один вопрос... Скажите, а Вы еврейский психолог? - такое, пожалуй, в моей практике впервые. Мне всегда была интересна теология, я даже одно время посещала открытые лекции при институте. Но сейчас речь о другом. Я думаю о том, как поставлен вопрос и о том, как адекватно на него ответить. Увы, никак...
- Это очень интересный вопрос. Давайте только мы его уточним. Что Вы подразумеваете? Мою национальную принадлежность? Моё вероисповедание? Что-то иное?
- Ну как Вам объяснить... - смущается и замолкает она, постукивает подушечками пальцев по губам. Интересно, ей это движение помогает нащупать нужные слова? Щеки её покрываются тем самым очаровательным румянцем какой рисовали царевнам в мультиках 50х-60х годов. Я выдерживаю паузу в надежде что моя клиентка всё-таки продолжит диалог, но смущение расходится по её лицу с катастрофической скоростью... так мы можем сидеть очень долго.
- Попробуйте перефразировать вопрос. Или я могу пока ответить на те уточнения, которые предложены? У нас с Вами осталось 10 минут времени.
- Я хотела спросить, могли бы Вы работать с ребёнком в наших традициях? - Ох уж это "в наших...", конечно, по моей фамилии с первого прочтения всем всё понятно. В каком-то роде, мы, конечно, свои... И всё же. Она смотрит на меня, а руки её тем временем сжимают пластмассовый стаканчик с чаем. При нажатии на стенки чай по ним "ползёт вверх". Примерно так же сейчас искривилась её осанка, когда она чуть наклонилась вперёд, но нижним отделом позвоночника касается спинки стула. Интересно, степень давления её рук на стаканчик соответствует степени давления на неё ожидания моего ответа на вопрос?
- Я могу работать с Вашим сыном в рамках еврейской традиции. Попробую подобрать методы, материалы и способы работы, которые созвучны с культурными и религиозными особенностями. Важно чтобы Вы понимали, насколько сужаете круг возможностей нашего сотрудничества. 
- Я всё прекрасно понимаю. Правда. Мне близок и важен научный подход. Нам советовали Вас, да и на большинство вопросов Вы ответили...как Вы это сказали...созвучно!
- Хорошо. - соглашаюсь я. - Возьмём несколько встреч на пробу. Если у какой-то из сторон возникнут трудности - придётся искать альтернативу. 
- Да, хорошо. - соглашается женщина и осанка её снова становится прямо-таки царской. Мы повторно проговорили сеттинг и попрощались. 
   У меня начался перерыв. Я налила себе чай с бергамотом и засела вместо документации за свои лекции по теологии... в потрёпанной тетрадке, которую я вела справа налево, с Хамсой на обложке. 
   Предвосхищая Ваш вопрос, я с уважением отношусь к любому проявлению Вс-вышнего. Считаю что базовое доверие миру и вера стоят выше любой религии. Я уверена, что Вселенная, Космос или просто Мир - это всё имена и нас обязательно слышат.
__________________________
- Крутая встреча сегодня! - говорит мне на прощание мальчик. Всё его тело от макушки до пяток излучает какую-то бешеную энергию... совершать, делать, творить. Трудно поверить, что месяц назад он по окончании сессии прощался еле слышно и с трудом мог вообще дать оценку нашей работе. Вместо этого он каждой нашей встрече даёт названия. Обычно названия согласуются с тем, что мы делали "Клетчатая", "Кристальная", "Гуашная", "Странная", "Масочная"...
- Да, отлично поработали. - говорю я и понимаю, что день когда работа завершится уже находится в обозримом будущем, а я примерно вижу, какой он там интересный. Прежде всего, для самого себя.
- Кстати, это была "Звёздчатая" встреча! - он смотрит на меня своим пытливым взглядом, догадаюсь ли я, почему? Ведь встреча была вообще о другом. На лице его играет хитрая улыбка. Я специально держу короткую паузу, чтобы он успел в полной мере ощутить эту ребяческую радость.
- Шестая встреча...У звезды Давида 6 лучей. Поэтому "Звёздчатая"?
- А ты прям и правда клёвая... Шаббат шалом. - говорит мне клиент.
- Шаббат Шалом. - отвечаю я...

 

                                            

ВЫПУСК №2, 23.10.2018

"МОЖЕТЕ ПРЯМО СКАЗАТЬ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?!", взрослые.

                                                                     

- Бесят меня такие Ваши вопросы! "Что Вы чувствуете?" Ничего я не чувствую! Задолбался я и работа меня бесит! - слышу его и вижу. Щеки его покрылись румянцем, на лбу проступила венка. Он трёт пальцами над бровями пытаясь, судя по всему, вернуть чувствительность своему разуму. Затем скрещивает руки на груди, отгораживаясь тем самым от меня и моих вопросов. Он выглядит как скала. Ох уж эти защитные механизмы... Чтож, придется пробиваться.
- Вы знаете, что частица "ся" указывает на собственные действия?
- Хотите сказать, я сам во всём виноват? - возмущение и нотка обиды. Всё он прекрасно чувствует, но блокирует.
- Хочу сказать, что, во-первых, чувствуете Вы многое, но по каким-то причинам отказываетесь признавать. Во-вторых "задолбаться" - это выбор стратегии, которая имеет право и место быть. Зачем-то это нужно. Если Вы так сильно задолбались, то зачем продолжаете работать на тех же оборотах? Что Вам это даёт? - у нас возникает пауза. Я даю ему время для раздумий и нахождения внутри себя ответа, но он, кажется, озадачен и обезоружен моим вопросом. Лицо у него за последние две встречи стало ещё более уставшее. - Вы в отпуске давно были?
- Так хочу-то я по-другому! - говорит он вдруг ещё больше повысив голос. Вопрос про отпуск и выгоду оказался "заряженным". Для таких вопросов важна готовность, будем работать через то что есть. В его актуальном есть "хочу". Сейчас у него есть риск начать вываливаться в позицию ребёнка и проецировать на меня позицию мамы. Это мы уже проходили... Хорошо бы удержаться на позиции взрослых.
- Так, погодите, Вы действия или маршрут оставляете те же, то есть, предпринимаете всё чтобы задалбываться, но результата ожидаете почему-то другого?
- В каком смысле? - он подаётся корпусом вперёд и поправляет дужку очков за ухом. Отлично, он готов слушать и слышать. Метафора вызвала живой интерес. Он смотрит на меня внимательно.
- Если мне нужно добраться из Москвы в Горно-Алтайск, какие действия нужно предпринять?
- Выбрать способ передвижения и купить билет.
- А если из Москвы, допустим, в Хабаровск?
- Да всё то же самое! Я не вижу связи. - победоносно говорит он, откидывается на спинку стула, скрещивает руки на груди и забрасывает ногу на ногу. Он серьёзно думает, что на этом всё. Я вижу как в лёгкой улыбке на его лице внимание начинает расплываться. Саботаж.
- Погодите, разница есть и очевидная. - я активно использую жесты, мне нужно его внимание здесь и сейчас. Слова о присутствии сейчас будут вызывать только ещё большее отстранение.
- Действия одни и те же. - В работе с ним давно уже был пройден такой "ленный негативизм". Ладно... Поиграем в агрессивный психотерапевтический пинг-понг.
- Технически - да, вот только направление и длительность перелетов разные. Или Вы хотите сказать, что купив билет до Горно-Алтайска я могу по нему беспрепятственно улететь до Хабаровска? - теперь уже я повторяю его движение, откидываясь на спинку стула и закидывая ногу на ногу. Он снова трёт над бровями, удерживая и собирая мысли вместе. Затем меняет позу - садится ровно, обе ноги на полу. У него появилась опора.
- Если перевести на русский, то моя долбаная работа - это какой-нибудь Симферополь, а я хочу, допустим, в Питер. А лечу в Симферополь...? И как эту штуку использовать? - Он тоже подключил активное жестикулирование. Сначала его руки изображают две чаши весов, а затем он перебирает пальцами в воздухе, пытаясь нащупать ответ и иногда отмахиваясь от каких-то собственных внутренних мыслей и реплик. Хорошо. Это отлично. 
- А Питер - это для Вас что?
- Ну, Питер - это отдых, город детства... - он делает впервые долгий и свободный выдох. Что-то внутри его отпустило. Чувствую, что здесь много слов и просто молчу вместе с ним. Сейчас пойдут и слова, и чувства, и ответы... Он дышит ровно и спокойно и затем продолжает. - Вообще-то я люблю свою работу. Я думал, что буду больше работать - потом побольше отдохну, а получилось как всегда. - с лица сходит тень красноты, его взгляд стал более глубоким и устремленным к своим внутренним желаниям... Теперь он точно справится с этим вопросом, хотя мысли его уже далеко за пределами этого кабинета. Наверно, он планирует отпуск.
- Как Вы сейчас? - мои слова долетают только спустя несколько секунд.
- В смысле? Что я чувствую? - Я рада, что он задал этот вопрос самому себе...

Ответ у него теперь есть...

 

                                            

ВЫПУСК №1, 16.10.2018

"ДИАЛОГ", дети

                                             

   Первая психотерапевтическая встреча с ребёнком. Мальчик 8ми лет. 
Он из тех клиентов, с которыми подолгу приходится искать контакт. Он столько всего самостоятельно озвучил на диагностике, что теперь сидит молча, втянув шею как черепашонок, смотрит в пол и ковыряет носком ковролин. 
Интересно, что он нашёл в этом ковролине? Я начинаю точно так же ковырять носком ковролин, повторяя движения ребёнка 1:1. Наши ноги случайно соприкасаются.
- Я не в настроении разговаривать! - заявляет он.
- Хорошо.
- То есть, как это? - мальчик резко перестаёт ковырять ковролин и удивлённо на меня смотрит. Он подбирает ноги под стул, группируясь ещё больше в позу черепашки. И как у него так компактно получается?
- Люди говорят на разных языках. Мы с тобой можем говорить на любом языке... - он меня резко перебивает холодным тоном. 
- На английском я плохо разговариваю, на иврите тоже. - Он говорит это полностью выпрямившись и, наконец-то оторвав голову от плеч на всю длину шеи. Я внутри себя радуюсь тому, как он пробует возражение на вкус. Наконец-то! Секунду он улыбается, но тут выражение его лица резко меняется, он пожимает плечами и уже снова готовится втянуть голову как черепашонок.
- Я про другие языки...танец, рисунок, лепка...
- Музыка?! - подскакивает он на стуле и снова расправляется. - Это тоже язык? - оживляется он и смотрит в сторону барабанной установки. - А можно? - Нет, пожалуй, он мне больше напоминает эти игровые шарики сборно-разборные...как их...бакуган! Отчаянные бойцы. Интересно, он какой из них? 
   Ох уж этот вопрос "Можно?" Мне хочется чтобы он сам себе разрешил играть и выражать себя, проявлять таким, какой он есть. Зачем тебе моё разрешение? ...Все кому не лень почти всегда, твоё "можно?" используют налево и направо. Ты ведь именно об этом рассказал на диагностике... Так что, работаем и учимся взаимодействовать по-другому. 
   Я молча достаю с полки (он сидит прямо напротив неё) коробку в которой у меня собраны музыкальные инструменты. Мальчик внимательно смотрит за каждым моим действием и вытягивая шею становится всё больше похожим на жирафа. Он оглядывает все музыкальные инструменты в коробке, но руки его лежат на коленях. Я бесцеремонно запускаю руку в коробку и достаю первый попавшийся предмет. Это оказались самодельные гусли (из коробки и канцелярских резинок). Мальчик смотрит на меня как на инопланетянку. Я дёргаю за струну и разносится противный долгий звук. Примерно на это по моим ощущениям похоже напряженное ожидание.   

   Мальчик смотрит мне в глаза. В кабинете полная тишина. 
Наконец, он влезает в коробку руками и берёт из неё барабанные палочки.
Удар по тарелке и по кабинету разносится долгое-долгое эхо.
   ...мы играли на разных инструментах, превратив в оркестр весь кабинет. Он плакал, кричал, замолкал, злился и радовался и говорил со мной обо всём самом важном. А что до слов... Слова были лишними.
И только на выходе из кабинета он пожал мне руку со словами.
- Жалко что было мало времени. Я ещё много о чем хотел поболтать.

 

© ИП Ханукаева Раиса Викторовна 2015 - 2018

Адрес: г. Москва, Колпачный переулок, д6с5

Тел.  : +7-929-571-57-15

Не является рекламой.

Не является публичной офертой.